Человеческое, слишком человеческое

2018-07-26

Автор: Зоя Дякина, фото с сайта «Орловские новости»

В Орле завершился VIII Международный фестиваль камерных и моноспектаклей LUDI. Как и в предыдущие годы, его центральной метафорой стала межъязыковая омонимия «люди – игры». Фестиваль сохраняет свой гуманистический потенциал, ставя во главу угла человека с его проблемами, радостями, потребностью в любви и понимании.



Человек в игре
Большое внимание на прошедшем фестивале было уделено судьбе творца. Человек в них словно вовлекается в большую игру и уже ничего не может с этим поделать. Его задача – решить, подчинится ли он обстоятельствам или станет искать выход из них. В моноспектакле «Клоун» жизнь Ганса Шнира, артиста комического жанра, тесно переплелась с историей послевоенной Германии. Из лицемерия родных, предательств друзей, личных драм он пытается бежать к себе. «Контрабасист» в исполнении Кшиштофа Рогацевича представил зрителям принципиально новый подход к монопьесе Патрика Зюскинда, показав неординарного человека, находящегося в постоянной борьбе с собой и обстоятельствами.
Моноспектакль «Тюрьма» рассказывает о пианисте, оказавшемся в заключении. Бразильский актер Винициус Пьедад в часовом представлении рассказал о том, что такое свобода, где находится тюрьма каждого из людей, как остаться человеком в борьбе с житейскими обстоятельствами. Текст пьесы, представляющей собой тюремный дневник героя, написал сам Пьедад. В основу легли впечатления от посещения мест заключения. Чистые листы бумаги, карманный фонарик, свет от которого то мечется по залу, будто по камере, то останавливается на лице, силуэте артиста. Музыка, звучащая в воображении пианиста, потому что ему так и не удалось уговорить администрацию тюрьму разрешить ему пользоваться инструментом. Жгучий протест, попытка вырваться из несвободы хотя бы в этом самом дневнике. И четкое, безысходное ощущение того, что смерть близка: об этом артиста предупредили другие заключенные, решив, что он излишне много общается с администрацией. Герой ведет обратный отсчет дней, часов, которые ему осталось прожить. Вспоминая о других творцах, людях искусства, оказавшихся в заключении, он пытается найти границы свободы внешней и внутренней, понять, как можно выжить в неволе, как сохранить себя. «Ноль», – звучит в финале спектакля. Конец это или новое начало, каждый зритель решает сам. Но в душу накрепко врезается призыв: «Используйте свою свободу».
Игра
в человеке
А бывает наоборот – совершенно обычные, ординарные (каждому из нас такие знакомы в жизни) люди оказываются на грани принятия некого решения. Тогда им приходится самим пускать в ход игру, задавать тон, совершать сюжетные перевороты. Впрочем, игра – страшная вещь. Вовлекая человека в процесс поиска решения, очередного поворота к тому, чего не было, именно игра начинает руководить его действиями. Получается бесконечный круговорот жизни, показанный в спектакле «Колесо Коломбины» с помощью обращения к жанру итальянской комедии дель арте.
Герои спектакля «Солнечная линия» профессионального театра г. Уфы «The театр» Барбара и Вернер женаты уже семь лет, но никак не могут найти взаимопонимание. Они упрекают друг друга в невнимании, осыпают оскорблениями, сквернословят и даже дерутся. Оригинальная говорящая декорация, изображающая дом Барбары и Вернера, состоит из двух половин. Это словно загадочная мозаика, которую героям все эти семь лет не удается сложить, чтобы стать единым целым. Их постоянно разъединяет солнечная линия – образ, появившийся в фантазии Барбары, когда она увидела луч солнца, который пересек тело Вернера. С одной из половин Барбара готова слиться воедино, а вторую не понимает и не принимает. Одна случайно брошенная фраза Вернера – о скором наступлении весны, когда они погасят кредит и смогут изменить свою жизнь, – вызывает к жизни все проблемы, копившиеся семь лет. И герои захлебываются в эмоциях, попав в круговорот непонимания. А на часах – уже пять утра… Выходом из этой ситуации становится как раз игра. Отстранившись от обстоятельств, Барбара и Вернер разыгрывают новое знакомство, мелькнувшее чувство притяжения, желание понравиться друг другу. И это тоже один из вариантов игры – игра-терапия.
В поисках
выхода
История героя моноспектакля Сергея Загребнева «Записи Ковякина: ищу выхода из плана жизни», напротив, была вполне гармоничной. Главный герой спектакля, Андрей Петрович Ковякин, чувствует в себе призвание стать летописцем Гогулёва. Этот городок не найдешь на карте, но любой провинциальный житель узнает в нем место своего обитания. Все здесь неторопливо и обыкновенно, а всякое происшествие вырастает до размеров огромного события. Андрей Петрович – человек настолько чистый и ясный, что во всем видит красоту, везде находит повод для слова. С теплотой и добрым юмором рассказывает он о своих земляках. Все они становятся героями повествования Андрея Петровича – и его собеседниками, иногда активно вступающими в диалог, иногда – даже не ведающими о происходящем разговоре. Их лица-лики графически изображены на картоне (художник – Евгения Малахова), эти портреты актер закрепляет на струнах, в несколько рядов протянутых над сценой. Так приходят – и уходят – люди, и в этой простоте звучат одновременно лирический трепет и безраздельная грусть. Война, а затем революция вторгаются в спокойное, размеренное существование Гогулёва. Возникает ощущение, как будто на сцене постепенно сгущается мгла, страх приходит на место света и незамутненности существования. Его герой словно теряется в происходящем, ищет – но не может найти выход. А жизнь ускоряется и один за другим наносит роковые удары. Все отложенные на потом размышления о смысле жизни, о существовании Всевышнего, о разуме и глупости человеческой наваливаются разом и приобретают черты надвигающегося безумия. И остается человеку только жить на голубятне да ждать скворцов, а затем исчезнуть неведомо куда, оставив после себя лишь силуэт человека-птицы…
Наверное, в этом и состоит суть искусства: не давать инструкций, не препарировать события большой жизни, а полюбить своего героя и научить зрителя тоже любить его – персонажа со сцены, ближнего и дальнего, просто человека. Для того чтобы вместе выйти «из плана жизни».


Справка «ОВ»
Лауреаты VIII Международного фестиваля камерных и моноспектаклей LUDI: • гран-при фестиваля – «Записи Ковякина: ищу выхода из плана жизни» (независимый театральный проект актера Московского государственного «Театра на Покровке» Сергея Загребнева); • гран-при молодежного жюри фестиваля и лучший моноспектакль, по мнению жюри фестиваля, – «Тюрьма» (Nucleus Vinicius Piedade& CIA, г. Сан-Паулу, Бразилия); • лучший спектакль большой сцены, оригинальное музыкальное оформление спектакля (артисты, занятые в спектакле), лучшая женская роль (Наталья Свешникова) – «Колесо Коломбины» (совместный проект ООО «Земляничные Поля», Санкт-Петербург, и Национального театра Карелии, Петрозаводск); • лучшая роль второго плана (Сергей Козлов), лучшая работа художника (Владимир Королев), «за верность театральным традициям» (режиссер Александр Михайлов) – «Люди Ламанчи» (Государственный театр для детей и молодежи «Свободное пространство», Орел, Россия); • лучшая мужская роль – Владимир Шабельников, «Спасти камер-юнкера Пушкина» (Государственный театр «Суббота», Санкт-Петербург, Россия); • лучший актерский дуэт – Тамара Адамова и Артем Самигуллин, «Солнечная линия» (профессиональный частный театр «The Театр», Уфа, Россия); • лучшая работа режиссера – Алексей Янковский («Машина едет к морю», театр «Особняк» (Фонд развития культуры и искусства «Особняк»), Санкт-Петербург, Россия). Специальные призы фестиваля: • за театральную версию прозы Мирослава Крлежа – «Бобочка, или других 100 страниц Philip Latinovicz» (Национальный театр «Морузгва» (Загреб, Хорватия); • игра актера – Владимир Бабаев, «Дюжина ножей в спину революции» (Муниципальный ордена «Знак Почета» театр имени А.П. Чехова, Таганрог, Россия); • игра актера-режиссера – Кшиштоф Рогацевич, «Контрабасист» (театр «Maska», Еленя-Гура, Польша). Почетную грамоту Орловского отделения Союза театральных деятелей РФ получил режиссер-постановщик и артист театра «Свободное пространство» Сергей Пузырев за создание театрального перформанса на фестивале.