Помоги другому

2018-07-26

Автор: Елена Межецкая

Орловские
благотворители
Небольшое одноэтажное строение на территории храма, что находится на улице Нормандии-Неман, 27. Внутри узкое помещение со стеллажами и письменным столом. На полках крупы, подсолнечное масло, сахар, печенье, тушенка, зубная паста, детский крем, стиральный порошок. Отдельно разложены вещи – от крошечных ползунков до верхней одежды на взрослых. Игрушки, подгузники, посуда, постельное белье, бытовые приборы – центр принимает все, что может пригодиться в хозяйстве, в исправном состоянии и приличном виде. В специальный журнал заносят потребности обратившихся в том, чего на данный момент нет в наличии (коляски, стульчики для кормления, велосипеды, мебель и прочее), и при первой же возможности стараются помочь. Руководит складом красивая, интеллигентная Елена Иванова. Всегда образцово одетая, ухоженная, в аккуратном белом халате и перчатках она разбирает пакеты с одеждой – вещами делятся охотнее всего и сор-тировать их приходится ежедневно.
– Первое время, когда мы только открылись, наш центр существовал на грант патриархии, сейчас уже в свободном плавании, сами ищем благотворителей и волонтеров, – рассказывает она. – Не буду лукавить, с меценатами сейчас проблемы. Люди, даже обеспеченные, подзатянули пояса. Сами знаете – в Орле работать негде. Выручает магазин «Дочки-сыночки», который разместил у себя контейнер, чтобы люди могли что-то купить и передать в дар нашим нуждающимся. Один предприниматель нераспроданную коллекцию одежды передает, сейчас партия джинсов поступила, все они новые, с ярлыками. Это, безусловно, большая помощь. Еще один орловский бизнесмен, Альберт, перечислял ежемесячно 20 тысяч рублей – мы на них закупали продукты и средства гигиены. Особенная нужда всегда в памперсах для взрослых.
– Людей к нам обращается много, стараемся помочь всем – одиноким малообеспеченным, пожилым, бездомным, инвалидам. Но в приоритете у нас многодетные малоимущие семьи и матери-одиночки, среди которых тоже немало многодетных, – продолжает иерей Олег Анохин. После службы он всегда заходит в центр, часто людям нужна и моральная поддержка, беседа с батюшкой. – Занимаемся мы и профилактикой абортов, ведь одна из главных причин, почему женщины решаются на детоубийство, – материальная необустроенность. По мере возможности женщинам, решившим сохранить дитя, мы помогаем. На сайте у нас есть электронная кружка, каждый может перечислить туда посильную сумму нуждающимся. На эти деньги закупаем лекарства, покупаем обратные билеты тем, кого обманули работодатели и не на что вернуться домой, оказываем другую помощь.
Обездоленные
В дверях появилась высокая стройная женщина с усталыми глазами, и отец Олег встал из-за стола: «Отлучусь в аптеку, надо лекарство купить Наталье». Семья с тремя детьми и больной бабушкой переехала в Орел из Горловки. На Украине осталась квартира, хорошая работа, все, что было нажито. Здесь многодетной маме удалось устроиться кухонным работником, большая часть зарплаты уходит на съем жилья, муж калымит периодически, бабушка пенсии не получает, ведь оформить российское гражданство стоит денег, которых семье просто негде взять. «Не знаю, что бы мы делали без помощи этого центра, здесь нам даже с коляской инвалидной помогли, не говоря уж о продуктах и одежде. Никто и не думал, что жизнь так повернется, и мы окажемся в нищете», – грустно говорит она, держа в руках несколько пар детских носков. Дети Натальи совсем маленькие: семь лет, четыре года и два.
– Таких семей у нас много, до 70 обращений в месяц. Есть мама-одиночка с шестью детьми, Елена Анисимова, младший еще младенец. Дом купила на материнский капитал, он плохонький, там периодически надо что-то подремонтировать, помогли ей с коляской, кроваткой, телевизором, – рассказывает Елена Иванова. – У Мустакимовых восемь детей, они живут в Становом Колодезе, снимают жилье. Купили недорогой дом в деревне, где обещали провести дорогу, но так ее и не сделали, школа далеко, пришлось переехать. Самому старшему десять лет. Отец записывался на прием к губернатору, но никак не может попасть. Приходит к нам одинокая молодая мамочка с тремя детьми, сама сирота, помочь ей некому. Поэтому у нас всегда востребована детская, подростковая и женская одежда, обувь, я скрупулезно отбираю, чтобы вещи были без дыр и пятен. Принимаем мы и детскую литературу, ее очень просят и любят.
У тех, кто впервые обратился, проверяю документы: удостоверение многодетной матери, справку об инвалидности. Большой поток бедных семей пошел, когда началась война на Украине. Стараемся помочь всем, чем можем. Возьмем, к примеру, семью Мушкатовых: муж безвылазно работает на стройке, жена его очень порядочная, милая, скромная, чуть-чуть возьмет в пакетик и пойдет. А вот, кстати, и она.
Худенькая, молодая женщина в простом сарафане в цветочек пришла вместе со своей такой же тоненькой и интеллигентной мамой. Они из Константиновки Донецкой области. В городе прифронтовая зона, ходят солдаты с автоматами, ездят танки. Страшно.
– Дочь с мужем и детьми уехала, а мы с сыном остались, – рассказывает пожилая женщина. – Пенсия у меня четыре тысячи на рубли, а коммуналка и цены на продукты взлетели до небес. Бывает, у сына получается что-то подзаработать, а бывает – нет. Так и живем. А сколько у нас людей стоят у магазинов с протянутой рукой! И это не попрошайки, просто есть нечего, не хватает на элементарные продукты питания. Работы-то нет в городе.
У Ирины Мушкатовой пятеро детей, хотела устроиться в детский сад – без гражданства не берут, а чтобы стать гражданином России, нужно официально работать, такой вот замкнутый круг получается. Сейчас Ирина присматривает за немощной соседкой. В центре они полностью одеваются и раз в месяц получают продуктовый набор: для семьи, судьбу которой, как и многих других беженцев с Украины, решила война, это большая помощь.
Возвращается батюшка, уже в мирской одежде и с чеком в руках на сердечное лекарство. Его он фотографирует и выкладывает в интернет для отчета.
Обязанность порядочного человека
– Елена Анатольевна, почему вы решили работать в этом центре, что вами движет?
– Вера в Бога, конечно. Хотя видеть горе людей мне морально тяжело.
– Вера без дел мертва, – подхватывает отец Олег. – Мы же не пытаемся заменить собой социальную службу, наша цель – привести человека к вере. За семь лет я насмотрелся на разных людей, и нередко причина бедственного положения скрывается в самом человеке. Это и пороки разные, и особенности характера… Тех, кто не нуждается, а пытается разжиться, мы стараемся исключать, для них это душевредно. Разумеется, я не имею в виду многодетных родителей и беженцев – тут уже не пьянство виной, не бездельничество, не праздность, а социально-экономические потрясения…
– Что такое благотворительность для христианина и как ее правильно осуществлять? – спрашиваю батюшку.
– Очень просто – совершать добрые дела. Нуждается кто-то в помощи – надо ее оказать, но с оглядкой. Рядом с храмом часто просят копеечку: люди дают на благие цены, а получается – на пьянство, на порок. Потом эти просящие напиваются и погибают под заборами или же учиняют драки и творят преступления. А сколько мошенников в транспорте, которые ходят с коробочками якобы от благотворительных фондов, с липовыми бумажками и несуществующими больными детьми?! Представляете, как вредно для молодежи участвовать в этом спектакле? Лжеволонтер обманывает людей, и что с него будет, когда он вырастет, если он привык мошенничеством зарабатывать на сочувствии окружающих? Мерзко это.
– Стоит ли ждать благодарности в ответ?
– Зачем? Господь наш судья и главный воздаватель. Это уже сделка получается: ты – мне, я – тебе. Взаимовыручка, конечно, хорошо, но высший христианский идеал добрые дела делать и не ждать отдачи. Это есть упование на Бога: ты знаешь, что на другом поприще он тебе воздаст. Помогать же родственникам и друзьям – христианская обязанность порядочного человека.
– Существует ли какая-то мера для христиан? Вот мусульмане, например, жертвуют десятину от дохода.
– Христианская вера – дело творческое, формальных правил нет, каждый сам должен определить для себя, что нужно для спасения души и жизни вечной. Известна евангельская притча про лепту вдовы, которая внесла медный грош, но получилось больше всех, ведь этот грош – все, что у нее было.
– Что вы посоветуете человеку, который хочет делать добрые дела, но не знает, с чего начать?
– Пусть приходит, подскажем. Для любых возможностей всегда найдем применение, было бы желание. Обычно я приглашаю прийти к концу службы, чтобы человек прикоснулся к церковной жизни. Ведь кто к Богу обращается, у того и жизнь меняется. В лучшую сторону.


Обсуждение закрыто.

Комментарий
Комментарий

Рецепты были выписаны в октябре-ноябре прошлого года за рамками финансирования на 2017 год, поэтому обеспечить их лекарствами мы могли самое раннее в 2018-м. Однако мы понимаем, что многие больные не могут долго ждать. Чтобы оперативно обеспечить соблюдение их прав, еще в конце 2017 года были проведены все конкурсные процедуры. Все льготники будут обеспечены лекарствами в кратчайшие сроки по мере заключения контрактов и поставок по ним.