Сабуровское чудо

2021-07-29

Автор: Елена Комолова

В поселке Сабурово Орловского района, что в десятке километров от Орла, находится крупнейшее хозяйство по разведению черной смородины на постсоветском пространстве. Возглавляет сельхозпредприятие наш земляк Михаил Чуряев. «ОВ» встретился с предпринимателем и побеседовал о специфике ягодного хозяйства, нехватке специалистов и тонкостях ведения бизнеса.



«Не мешайте работать!»

Десять лет назад орловец Михаил Чуряев облюбовал местечко в селе Сабурово – живописно, от города недалеко. Купил удаленные, брошенные участки и решил заняться садоводством. Сначала было решено посадить яблоневые сады, но со временем планы изменились – сейчас на 300 гектарах (!) здесь растет черная смородина.
– Михаил, вы единственное такое хозяйство в Орловской области?
– Да, и в России тоже. Есть сады со смородиной по 15–20 гектаров, но крупнее наших нет. У нас 50–60% российского рынка черной смородины. Это самое крупное предприятие на постсоветском пространстве, второе среди крупнейших в Европе. Больше только у совместного польско-
украинского – там все вместе 400 гектаров. А у нас одних 300.
– Это грандиозно! Орловской области нужно гордиться такими рекордами.
– Думаете, это кому-то нужно? Кто-то оценит? Обращались мы к чиновникам, мол, хорошо бы выделить полоску земли для дороги, чтобы весной, когда необходимо обрезать деревья, проехать к удаленным участкам садов. Это нужно даже не нам, а местным жителям, которым, как только растает снег, приходится добираться полтора километра пешком по грязи до места работы – трактор там не проходит. А это более 50% трудоспособного населения села Сабурово.
Но помощи в решении этой проблемы чиновники не оказывают, зато для рапортов и отчетов требуют от нас план на несколько лет вперед, например, сколько деревьев посажу через год, два, пять. Как это можно знать?! Поэтому я всем говорю: ничего нам не надо, только не мешайте работать.

Механизация и опт

– Сколько народа нужно на уборку 300 гектаров смородины?
– Кроме постоянного штата, в сезон на уборку садов привлекаем еще человек 50–70.
– Как обходитесь таким небольшим составом?
– У нас все убирает техника. В начале 90-х годов тогда еще в СССР из Финляндии было завезено около 70 специальных комбайнов. После развала Союза их быстро отправили на металлолом. У нас сейчас работают те, что мы смогли собрать по всей стране – например, в Тульской области, Рязанской, отремонтировать, переделать под себя. Теперь смородину мы убираем механизировано.
– И куда деваете такую пропасть ягод?
– Продаем оптом. Чтобы не нанимать продавцов – невыгодно платить им зарплату. Да и розничная сеть в большинстве своем монополизирована крупными супермаркетами. Поэтому сами мы не торгуем – смородину у нас закупают рыночники и продают потом на местных ярмарках. В Орле продажи незначительные.
– В основном все достается Москве?
– Не только. Основной покупатель, конечно, столица. Но берут и другие крупные города – там предприятия закупают по 300–500 тонн, потом замораживают и перепродают. Так, например, одна воронежская компания берет нашу смородину, перерабатывает и поставляет в сеть ресторанов быстрого питания для изготовления кексов, джемов, морсов.
– А сами никогда не думали перерабатывать?
– Нет, это слишком затратно. Для такого бизнеса нужны большие деньги, да и требования там серьезные. Может, когда-нибудь…

Почему смородина?

– Михаил, а почему все-таки смородина? Орловщина всегда была яблочным краем. Как вы сделали этот выбор?
– Раньше я занимался яблоками, возил их из Польши. Со временем задумался о посадке своих садов. Нашел даже место в Орле – там, где теперь отстроилась Новая Ботаника, раньше была опытная станция, рядом речка для полива, много полей. Но не сложилось.
Потом я встречался с представителями плодово-ягодной станции, со знаменитыми учеными, хотел посоветоваться с ними о пригодных для посадки на Орловщине сортах яблок, в том числе и польских. И услышал от них: «Все померзнет». Знакомые в Белоруссии посадили такие яблони, начали работать, а мы не решились.
Выбрали смородину. Забот с ней меньше: не нужно хранилище, легче убирать. В 2011 году заложили первую плантацию, в 2013-м посадили свой питомник. Саженцы брали в Польше. Через год нашлись рынки сбыта, проблем с реализацией не было.
– Почему из всех видов смородины выбрали черную?
– Основное ее преимущество – она идет под комбайновый сбор. Убирать такой объем вручную – это нереально. В остальном проблем с ней немного. Хотя, как и другие культуры, нужно, конечно, защищать от вредителей, лечить, удобрять.
– Зато зимой, наверное, у вас нерабочее время…
– Нет, мы трудимся практически круглый год. Отдыхаем только в сильные морозы. А потом начинается обрезка сада, подготовка к следующему сезону. Когда наступает уборочная, вообще работаем без выходных.

«С кадрами не очень»

– Но это не главная ваша проблема?
– Нет, основная – отсутствие опытных кадров. У выпускников нашей сельхозакадемии маловато опыта, практики. А настоящих специалистов в Орле немного, квалифицированных агрономов практически не найти. Поэтому мы обучаем сотрудников сами.
Берем местных, сабуровских ребят, которые хотя бы на машине умеют ездить и водительские права имеют. Сами им все объясняем, подсказываем. К тому же им помогает бригадир – девушка, она сама всему научилась, читала в Интернете, как нужно работать.
– Что стимулирует эту молодежь не уезжать в город, а остаться в сельском хозяйстве?
– Труд этот тяжелый, но он достойно оплачивается. В Орле зарплату, как у нас в сезон, трудно найти, а если в Москву ехать на заработки, то там нужно еще и за проживание платить…
– Какие советы можете дать начинающим фермерам? Вы бы решились еще раз начать все с нуля?
– Прежде чем что-то начать, надо все просчитать. А из-за нехватки специалистов придется до всего доходить самому. Но человек, если ему нужно, может научиться всему. Главное – хотеть этим заниматься.