Сын своего времени

2018-09-17

Автор: Борис Михайлов

На Комсомольской улице в Орле, в сторону ТМК «Гринн», есть остановка городского транспорта «Трансмаш». Так назывался расположенный поблизости завод, которого давно нет. А в военные и послевоенные годы это было одно из важнейших градообразующих предприятий Орла.



Мастер – генерал
3 января 1952 года в здание управления Орловского завода «Трансмаш» вошел седой, невысокого роста, еще довольно стройный мужчина лет 45–50 и протянул дежурившему на проходной официальную бумагу, заверенную правительственными печатями. Документ гласил, что Исаак Моисеевич Зальцман направляется на завод цеховым мастером. Бумаги мужчины не произвели впечатления, и миновать шлагбаум проходной ему не позволили. Вызвали работницу отдела кадров, она мельком взглянула на его бумаги и пригласила к себе. Позвонила директору, сказав, что с Муромского машиностроительного завода, но почему-то из Москвы, приехал товарищ Зальцман Исаак Моисеевич и требует немедленной встречи.
Что ответил директор, Зальцман не слышал, но увидел, как изменилось лицо кадровички. Ему она сказала, мол, Анатолий Васильевич извиняется, что не встретил. У него совещание, минут через десять он будет. А пока предложила пройти заполнить бумаги. В кабинете, не спрашивая разрешения, гость по-хозяйски сел и принялся писать заявление. Она осуждающе посмотрела, спросила, уверен ли он, что есть вакантная должность мастера. Пришедший только пожал плечами, продолжая писать.
Прочитав первый из заполненных листков, кадровичка строго заметила:
– У нас режимное предприятие, а вы ничего не написали о воинской обязанности, армейской службе, своем звании. Рядовой или офицер?
– Генерал.
– Я с вами серьезно. (Мужчина в простой неказистой куртке никак не походил на генерала, даже в отставке).
Дальше события развернулись точно так, как два года назад в отделе кадров Муромского машиностроительного завода, куда сослали снятого с должности и исключенного из ВКП (б) человека, известного в мире как «король танков» и «российский Форд». Под его руководством в 1941 году в Ленинграде было организовано поточное производство танков КВ, а в 1941–1942-м впервые в мире производство танков поставлено на конвейер на двух заводах – Челябинском тракторном и Нижнетагильском вагоностроительном. Имя Исаака Моисеевича Зальцмана было известно лично Сталину и Гитлеру. В войну он был директором Челябинского Кировского завода, получившего неофициальное название «Танкоград».
В Муроме удивленная кадровичка, не успев просмотреть документы гостя, все бросила и побежала в кабинет директора доложить о необычном соискателе должности мастера – генерале. Успей она посмотреть все бумаги, узнала бы еще, что гость – кавалер орденов Суворова I степени и Кутузова II степени и еще двух десятков высших правительственный наград, депутат Верховного Совета СССР, участник Парада Победы 24 июня 1945 года и торжественного приема в Кремле, Герой Социалистического Труда.

Орловский «Трансмаш»
Директор орловского завода «Трансмаш» Анатолий Васильевич Крынкин знал о назначении И.М. Зальцмана на завод и успокоил подчиненную. Начальник производства, Ефим Моисеевич Скибинский, ранее работавший заместителем директора Муромского машиностроительного завода, успел заочно познакомить Крынкина с этим легендарным человеком. Опальный генерал был при всех своих недостатках весьма умелым организатором. В момент, когда предприятие начинало переход на массовое производство мирной продукции, заводу были остро необходимы опытные производственники. Е.М. Скибинский через министерство добился перевода на создаваемый орловский «Трансмаш» с челябинского «Танкодрома» и Муромского машиностроительного группы специалистов, в том числе Е.М. Зальцмана, чтобы организовать здесь выпуск узлов и деталей тракторов, автомобилей и разной сельхозтехники, так необходимой разоренной стране.
История «Трансмаша» любопытна и достойна быть рассказанной современному читателю. Свое начало завод берет с дореволюционных лет, когда за городом среди полей с колосившейся рожью была построена Орловская шпагатно-прядильная фабрика. В 1943 году, после освобождения города от немецких оккупантов, постановлением Государственного комитета обороны на ее территории, расширив и перестроив, создали бронетанковый ремонтный завод №121. Начали ремонтировать бронеавтомобили и танковые моторы. С окончанием войны завод №121 преобразовали в комбинат металлоизделий №8, затем №537 Главвоенстроя Вооруженных сил СССР. В 1949 году завод передали из Министерства обороны в Министерство тракторного машиностроения для организации производства запчастей к тяжелым гусеничным тракторам и назвали «Государственный Союзный завод «Трансмаш». Позже продукция и название завода неоднократно менялись, но в памяти орловцев, переживших войну и послевоенные годы, он так и остался «Трансмашем».

«Он умеет делать танки»
При разжаловании из директоров «Танкограда» И.М. Зальцмана, можно сказать, случайно не лишили регалий, званий и наград. На заседании комитета партийного контроля при ЦК ВКП (б), принимавшем решение наказать строптивого еврея, отказавшегося дать показания против «врагов народа», окопавшихся в руководстве Ленинграда, присутствовал И.В. Сталин. Он был не в настроении, и в такую минуту спросить вождя, как быть с наградами и званиями директора «Танкограда», участники заседания не решились. Все они хорошо помнили: Сталину часто доводилось читать и выслушивать доносы в адрес Зальцмана от разного уровня недоброжелателей, в том числе лично от Л.П. Берии. На все жалобы он обычно отвечал одно: «Вы забыли добавить еще один его недостаток – Зальцман умеет делать танки».
В 1941 году, когда Кировский завод в Ленинграде оказался практически на линии фронта, в нескольких километрах от врага, в цехах рвались снаряды, завод бомбили, заводчане вместе с молодым директором не покидали рабочие места, продолжая выпускать танки. Из сборочного цеха они шли прямо в бой. За первых три военных месяца завод под руководством И.М. Зальцмана выпустил танков больше, чем за первые полгода.
Оценив вклад ленинградцев в борьбу с врагом, в сентябре 1941-го многим рабочим, директору и главному конструктору Ж.Я Котину были присвоены звания Героев Социалистического Труда.

На передовой
Родом Исаак Моисеевич с Украины, из Подольской губернии. Отец – портной, мать – домохозяйка в многодетной семье, как было принято у евреев. В 14 лет пошел работать на сахарный завод. В короткое время проявил себя активным организатором, его избрали руководителем комсомольской организации. Комсомол направил Исаака на учебу в Одесский индустриальный институт, где студент-общественник вступил в большевистскую партию.
После окончания института, в 1933 году, Исаак Моисеевич получил назначение на завод «Красный путиловец» в Ленинград. Начал с должности цехового мастера, а через пять лет благодаря организаторскому таланту и инженерной смекалке вырос до директора крупнейшего в стране машиностроительного завода – огромного оборонного предприятия СССР, выпускавшего танки, артиллерию, турбины и моторы. Через год после назначения директором И.М. Зальцман запустил в массовое производство тяжелые танки «КВ» («Клим Ворошилов») и ряд новой военной техники, необходимой в случае войны. Руководил заводом и когда немецкие войска находились в четырех трамвайных остановках.
В трудные для страны сентябрьские дни И.В. Сталин лично позвонил Зальцману и предложил, продолжая руководство ленинградским заводом, заняться эвакуацией ряда цехов и заводских специалистов в Челябинск, организовать там производство танков. С присущей ему энергией Исаак Моисеевич взялся за сложную операцию – ни на минуту не останавливая производство в Ленинграде, доставить в Челябинск десятки эшелонов оборудования и более двенадцати тысяч заводских специалистов. На неприспособленных площадках бывшего тракторного завода приступили к организации производства танков.
В Челябинск перебазировали не только Ленинградский Кировский, но и еще восемь заводов страны, таких как Харьковский тракторный, московские «Красный пролетарий» и «Динамо». Новое объединение в народе получило название «Танкограда». Города этого не было на карте, но о нем сообщалось в сводках Совинформбюро, о нем знали солдаты на фронте. Во главе этой эвакуированной махины и встал Зальцман.
Первые месяцы войны показали, что на фронте больше нужны легкие танки, особенно в снежную зиму. И тогда Сталин лично командировал Зальцмана в Нижний Тагил – перестроить вагоностроительный завод на выпуск легких танков Т-34.
Не освобождая от должности директора челябинского завода, Зальцмана назначили одновременно и директором танкового завода имени Коминтерна, которым он руководил вплоть до 1949 года. Не снижая темпов выпуска танков КВ, там он организовал производство танков Т-34 и за 33 дня перестроил завод в Нижнем Тагиле на выпуск новой модели. Исаак Моисеевич использовал свой громадный опыт организатора, фантастическую работоспособность и беспощадную требовательность к подчиненным.
Чтобы он мог оперативно руководить, иметь полномочия воздействовать на многочисленных поставщиков оборудования и деталей, поступающих со всех концов страны, Зальцмана назначили замом, а вскоре и народным комиссаром танковой промышленности СССР. Уже в должности народного комиссара он наладил в Челябинске производство танков ИС-2 («Иосиф Сталин»).


Справка «ОВ»
За годы войны с «Танкограда» на фронт отправилось 18 тысяч танков и САУ. Заводские конструкторы разработали шесть видов танковых двигателей. Выпуск военной продукции увеличился в девять раз.