Возможна ли в России двухстепенная система выборов?

2018-07-26

Автор: Беседовала Наталья Балакирева

Мы продолжаем разговор о выборах глав местного самоуправления. Печально, но факт: на сегодняшний день мэры почти повсеместно перестали быть избираемыми народом. За них отныне голосуют городские депутаты, выбирая главу областного центра из самих себя… Своим нестандартным взглядом на эту проблему с «ОВ» поделился доктор исторических наук, профессор, завкафедрой истории правовых учений ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева» Дмитрий Аронов.



Вопрос ребром
– Дмитрий Владимирович, избираемые мэры в России остались лишь в единицах регионов. Как это отразится на функционировании системы местного самоуправления?
– Ни избрание мэра всенародно, ни избрание его органом представительной власти какого-либо уровня не является панацеей от всех болезней, решающей все проблемы местного самоуправления. Выбор оптимального механизма социального управления на местном уровне связан с необходимостью анализа исключительно большого количества факторов самого разного рода. В их числе, как правило, обстоятельства политического свойства – тип политического режима, уровень активности базовых институтов гражданского общества, степень стабильности социальной и политической обстановки и т.д.
– Какие недостатки или преимущества вы видите в новой системе избрания мэров из числа депутатов городских заксобраний?
– Тут важен не способ управления на уровне городов, а то, как оно взаимосвязано с такими объективными факторами, как численность населения, его этническая структура, иными факторами, поляризующими население. Соответственно, логично предположить, что схема управления мегаполисом, провинциальным райцентром, а также большинством региональных столиц вряд ли совпадет.
– Поясните, пожалуйста, что вы имеете в виду.
– Как мне представляется, схема, при которой глава местного самоуправления избирается непосредственно населением, оптимально подходит к небольшим городским агломерациям, где возможен эффект, описываемый в советское время фразой о том, что «председатель горисполкома – это дворник с большой зарплатой». Если возможен эффект реального посещения мэром улиц на окраинах, стихийных свалок, тогда вряд ли есть необходимость запускать на этом уровне механизм соревнования политических партий, депутатских групп и т.п.
Что же касается городов-мегаполисов, то здесь эффект личного присутствия мэра невозможен по определению, а эффект выбора через орган представительной власти во многом будет определяться степенью представленности в нем различных политических и общественных течений. Правда, с учетом современных тенденций и миниатюризации городских парламентов они представляют структуру городского сообщества весьма условно. Следствием этого выступает в том числе и отсутствие реальной конкуренции, традиций коалиционной практики.
Экзотическая опция
– Какой вариант избрания мэров в крупных городах предлагаете вы?
– Если все-таки делать выбор в пользу той или иной схемы, то для крупных городов или городов, где социум по тем или иным причинам политически и/или социально дифференцирован, мне видится рациональным третий, на первый взгляд, экзотический вариант. А именно двухстепенные выборы, когда вначале всеобщим голосованием избирается коллегия выборщиков, которая на втором этапе избирает мэра. Эта схема, с одной стороны, потенциально позволяет исключить крайности, порою свойственные всенародному голосованию, а с другой – при достаточно большом количестве выборщиков отразить интересы самых разных групп населения.
Вполне логичным выглядит и ценз для кандидатов в выборщики. По причинам неуклонного следования нашего общества так называемым канонам представительной демократии идея имущественного или образовательного ценза вызовет священный ужас у поборников демократических институтов правления. И дабы не вводить их в смущение, предложим ценз оседлости в данной местности, что вполне логично для местных выборов, так как исключает «залетных» кандидатов, а также налоговый, то есть уплату налогов на территории данного региона. Последнее исключит избрание кандидата вне связи с бизнес-интересами региона…
– Да, нестандартная идея, возможно, непосредственно относящаяся к моему следующему вопросу. Не считаете ли вы, что с отменой прямых выборов мэров муниципальная власть отдаляется от граждан? Ведь отныне мэр, по сути, зависит только от депутатов горсовета.
– Лично мне любая зависимость мэра от кого бы то ни было видится отрицательной. Аристотель относил к неправильным формам правления и олигархию – «власть немногих», и охлократию – «власть толпы». Поскольку с демократией у нас не очень получается, то в предложенной двухстепенности выборов мэра мне видится то, что уже помянутый Аристотель называл аристократией – «властью лучших».
Коллегия выборщиков может параллельно получить и иные функции. Например, принимать бюджет по принципу «да» или «нет», отстранять мэра от должности по инициативе конкретного числа избирателей, объявлять городской референдум о подобном отстранении по собственной инициативе (квалифицированное большинство от полного состава собрания выборщиков).
В рамках этой новации можно реализовать и механизм об отзыве районного (городского) депутата (сейчас это преимущественно декларативная норма). Избрание (отзыв) сити-менеджера также целесообразно передать на общее решение коллегии выборщиков и мэра. Можно вводить в эту схему и другие органы власти. Будет некий аналог Конституции, в которой ряд высших должностных лиц назначаются совместным решением Думы и президента.
Назад
в будущее?
– Имеются ли какие-то исторические параллели с ситуацией в МСУ в нынешнем российском варианте?
– Типичной в российской истории ситуацией может считаться политика «корректировки реформ» времен Александра III. Исправляя наиболее радикальные решения Великих реформ 1860–1870-х годов, он проводил курс на усиление в сфере управления представителей высших сословий, передавал часть полномочий земских и городских органов управления в ведение губернаторской власти.
Вместе с тем в то время система городского самоуправления была основана на избрании городской думы коллегией выборщиков, которая впоследствии формировала городскую управу во главе с городским головой, выступавшим в качестве главы исполнительной власти. Об этом периоде можно говорить много, но прямое заимствование опыта уже полуторавековой давности весьма проблематично, хотя, как показывает постсоветский опыт ряда бывших республик СССР, вполне возможно.
– Не кажется ли вам, что общая вертикализация системы управления наделяет каждый последующий уровень власти все большими полномочиями? Насколько выгодно это, к примеру, губернаторам, когда в нынешней ситуации они отвечают буквально за все?
– Это может быть потенциальной, хотя еще и недостаточно оцениваемой проблемой. В частности, это потеря рейтинга, экстраполяция городских недостатков (а имя им легион) только на главу региона (этот выбор можно принимать или не принимать), но она проецируется и на президента, который, как правило, предлагает кандидатов, побеждающих на выборах в регионах (исключения весьма редки)… Тем не менее, стремление контролировать регион политически со способом избрания мэра никак не связано. Варианты противостояния губернатора и сильного мэра в политической истории современной России исчезающе редки.
– Существует точка зрения, что с отменой прямых выборов мэров МСУ в России окончательно изжито. Что вы думаете по этому поводу?
– Местное самоуправление не может быть сведено к тому, избирается мэр или не избирается. Оно начинается в нижнем уровне, где его глава должен не только избираться прямым голосованием всех, кто, как правило, знает его лично, но и гарантированно иметь ресурсы, необходимые для обеспечения нормальной жизни людей. Самоуправление, желание и готовность защищать свои права вырастает отсюда, снизу.
Но вместе с тем я понимаю эту озабоченность. Свет клином сошелся на мэрах потому, что в городах большая степень социальной дифференциации и, как следствие, политической активности разного рода. Для ряда представителей оппозиции право голосовать, влияя на процессы в обществе, уже само по себе выступает в качестве самостоятельной значимой ценности. Но это маленький огонек в ночи. Ему нужна массовая опора со стороны органов МСУ, которые в настоящее время зависят от финансирования со стороны бюджетов высших уровней, что не очень способствует самостоятельности по части стремления к активности в рамках организации формирования системы управления.


Справка «ОВ»
Дмитрий Владимирович Аронов родился 4 октября 1964 года в Орле. С 1982-го по 1990 год учился в Орловском государственном педагогическом институте. На протяжении ряда лет работал в разных учебных заведениях Орла, а с декабря 2000-го в Орловском государственном техническом университете, присоединенном к Орловскому государственному университету имени И.С. Тургенева в 2015 году. Эксперт написал более 400 научных работ, а также является автором и ведущим общественно-политической телепрограммы «Разбор полетов».